Нефтегазохимию Поволжья будем развивать на основе мирового опыта

Полномочный представитель президента РФ в Приволжском федеральном округе Михаил Бабич, открывая III Международный форум «Большая химия», подробно остановился на системных проблемах развития нефтегазохимии в РФ и ПФО. По мнению участников форума, это выступление положило начало созданию новой версии федерального «Плана развития нефтегазохимии РФ до 2030 года».

Возможности округа

Приволжский федеральный округ располагает значительной ресурсно-сырьевой базой углеводородов: запасы нефти составляют 13% от общероссийских. В целом они характеризуются высокой геологической изученностью и инфраструктурной освоенностью. Добыча нефти составляет 20% от общероссийских объемов.

Приволжье является лидером среди федеральных округов по мощностям нефтеперерабатывающей промышленности. На территории округа сосредоточено 42,6% российских мощностей нефтепереработки, в том числе: 13 крупных нефтеперерабатывающих заводов суммарной мощностью 113,9 миллиона тонн, 16 мини-НПЗ суммарной мощностью 1,7 миллиона тонн.

Нефтегазохимический комплекс Приволжского федерального округа имеет уникальные особенности, связанные с размещением на его территории всего цикла нефтегазохимического производства от сектора добычи до секторов переработки сырья в конечный продукт. Основные нефтегазохимические производства расположены в республиках Татарстан, Башкортостан, Самарской, Нижегородской областях, Пермском крае, Оренбургской области. Развитию имеющихся производств традиционно способствовала синергия с существующими нефтеперерабатывающими заводами, близость к основным рынкам сбыта нефтегазохимической продукции — европейской части России и странам Европейского союза.

В ПФО работают более 77 крупнейших промышленных предприятий нефтегазохимии России, на которых занято свыше 400 тысяч человек. Практически во всех регионах округа нефтегазохимический комплекс играет значимую роль в экономике. В Приволжском федеральном округе производится более 40% продукции отечественной нефтехимии.

Основой для развития химической промышленности Приволжского федерального округа являются производства базовых мономеров и полимеров на их основе: этилена, пропилена, полиэтилена, полипропилена, поливинилхлорида, поликарбонатов, полиамидов. В округе производится 64% всего объема этилена от производимого в России.

Кластерное развитие

Одним из механизмов повышения эффективности использования потенциалов углеводородного сырья и выпуска продукции второго и третьего переделов с высокой добавленной стоимостью является формирование инновационно-территориальных кластеров. На территории округа образованы три отраслевых кластера: в республиках Татарстан и Башкортостан, Нижегородской области.

Потенциал развития кластеров, заявленный в соответствующих программах, достаточно высок. В основном он обусловлен взаимодействием нефтегазохимических производств с предприятиями отраслей-потребителей. Акцент в развитии внутри каждого кластера делается на организацию эффективного взаимодействия крупных предприятий с малыми и средними, ориентированными на использование продукции крупнотоннажной химии в своем производстве.

Кроме того, в соответствии с «Планом развития нефтегазохимии до 2030 года», утвержденным приказом Минэнерго России от 1 марта 2012 года № 79, в ближайшие годы в округе планируется сформировать так называемый Волжский нефтехимический кластер, предусматривающий создание и восстановление ранее действовавших технологических цепочек от добычи до глубокой переработки.

Системные проблемы

Однако успешную реализацию кластерного развития нефтехимии округа тормозит целый ряд проблем. 

Дефицит сырья

Ключевой системной проблемой нефтегазохимического комплекса округа является дефицит углеводородного сырья. Налицо недостаток как легких углеводородных ресурсов (этана, ШФЛУ, сжиженного газа, попутного и природного газа), так и нефти, что ставит предприятия отрасли в зависимость от поставок сырья (в том числе от конкурирующих предприятий) и усиливает неопределенность в долгосрочном периоде.

 

Центральная газофракционирующая установка, «Тобольск-Нефтехим». Новая установка пиролиза в Тобольске имеет мощность 500 тыс т, установка в Нижнекамске — 600 тысяч тонн, при том что в мире единичные мощности пиролиза мощностью менее 1 миллиона тонн давно не проектируются


 

Кроме этого, в нефтедобывающих районах Приволжского федерального округа возрастает доля тяжелой и сверхтяжелой нефти, что приводит к стагнации либо снижению объемов ее добычи, а также к уменьшению выхода прямогонных светлых фракций в процессе переработки нефти. Это также увеличивает потребность действующих и строящихся нефтехимических мощностей в легком углеводородном сырье. Прогнозная потребность в ШФЛУ предприятий Приволжского федерального округа, по оценкам экспертов и руководства предприятий, составляет около 9 миллионов тонн. Ближайшим источником ШФЛУ могли бы стать ресурсы Ямало-Ненецкого автономного округа.

Сегодня производить этилен из газа эффективнее, чем из нефти. Но находятся специалисты, которые доказывают, как много в ПФО нафты, из которой ранее получали этилен. И это несмотря на то, что при существующих технологиях этилен из нафты на 30% дороже, чем из ШФЛУ, и производители нафты предпочитают перерабатывать ее в светлые топлива, а затем экспортировать.

Мощности пиролиза

Другой системной проблемой является нехватка пиролизных мощностей для дальнейшего развития глубокой переработки углеводородного сырья. По состоянию на начало 2013 года крупнейшие установки пиролиза в России имеют мощность 600 тысяч тонн в год (ОАО «Нижнекамскнефтехим») и 500 тысяч тонн (на площадке в Тобольске, «Сибур»). В 2012 году общая мощность десяти российских предприятий по производству этилена составляла не более 3,5 миллиона тонн, что гораздо ниже многих развитых стран мира (США — 27,6 миллиона тонн; Саудовская Аравия — 13,1; Китай — 12,9, Германия —5,7 миллиона тонн).

С учетом имеющихся и потенциальных сырьевых возможностей, а также тенденций развития мировых пиролизных комплексов, в России необходимо построить пиролизные установки мощностью не менее 1 миллион тонн этилена в год. Такие производства давно и успешно эксплуатируются за рубежом.

В стадии реализации сегодня находится проект строительства установки пиролиза мирового уровня мощностью 1 миллион тонн этилена ОАО «Нижнекамскнефтехим» (закуплены лицензии, завершаются проектные работы). Но таких проектов на территории регионов Приволжского федерального округа должно быть больше, и все они должны быть сбалансированы между собой.

Низкая конкурентоспособность

Третьей системной проблемой является низкая конкурентоспособность продукции нефтегазохимии по сравнению с зарубежными аналогами. Препятствием для успешного развития является невысокая ценовая конкурентоспособность и уровень качества продукции. В частности, проблема связана с технологической отсталостью мощностей, низкой производительностью труда, отсутствием мотивации к инновациям.

В этих условиях предприятиям отрасли необходимо усилить работу по разработке инновационных программ развития, программ повышения производительности труда, программ по анализу себестоимости и выявлению резервов ее снижения, совершенствованию системы ценообразования на предприятия. Не стоит забывать, что Россия вступила в ВТО, и границы в очередной раз дрогнули под натиском более конкурентной и дешевой зарубежной продукции. Сегодня со стороны федеральных и региональных органов власти необходимо внедрять широкие механизмы поддержки отечественных производителей.

Износ оборудования

Характерной проблемой промышленности Российской Федерации является высокая степень износа основных фондов, что снижает эффективность деятельности предприятий, а также повышает риски возникновения аварийных ситуаций, увеличивает нагрузку на окружающую среду.

Так, в Республике Башкортостан удельный вес полностью изношенных основных фондов в прошлом году составлял в секторе добычи нефти и газа 19,8%, в производстве нефтепродуктов — 15,2%, в химическом производстве — 13,8%, в производстве резиновых и пластмассовых изделий — 11,4%.

Административные барьеры

Еще одна группа проблем связана с необходимостью организации работ по снижению административных барьеров, в частности по оптимизации, упрощению и унификации процедур оформления разрешительной документации, упрощению процедуры изменения назначения выделенных для строительства земельных участков.

Предотвращение излишнего бюрократического администрирования на территории регионов повысит привлекательность округа для размещения инвестиций, будет способствовать развитию предпринимательской активности не только в нефтехимии, но и в других отраслях промышленности.

 

Решение советского правительства по доставке ШФЛУ из Сибири в Поволжье было продиктовано прогнозными показателями по первоначальному сырью нынешнего ПФО — уже в 80-х годах было ясно, что для сохранения объемов переработки местного сырья недостаточно


 

В Евросоюзе сроки ввода в эксплуатацию любых производственных мощностей с момента подготовки проектно-сметной документации составляют 1–2 года. В Российской Федерации этот период занимает, как правило, 4–6 лет.

Инновационная пассивность

Усилению перечисленных выше проблем способствует низкая инновационная активность предприятий. Затраты компаний на разработку патентов и внедрение инноваций составляют от 3 до 5%. Особенно это характерно для добывающих производств и производств первичной переработки. В Китае, который не имеет собственных месторождений нефти, значительные средства компаний (по оценкам экспертов до 25–30%) вкладываются в совершенствование процессов нефтепереработки.

Нефтепереработка и нефтехимия являются высокоинтеллектуальными отраслями, открытыми для внедрения новых идей и разработок, которые делают их наиболее инвестиционно привлекательными и способствующими качественному изменению структуры экономики.

Научные открытия в сфере получения моторных топлив, а также технологий повышения октанового числа бензина в начале 20-го века позволили Соединенным Штатам за три года увеличить ВВП на 25% и открыли путь еще многим изобретениям в нефтехимии.

Кредиты и стандарты

Как и все отрасли, нефтехимия страдает от дороговизны кредитных ресурсов (банковские ставки для наших предприятий в 4–5 раз выше, чем в ЕС и США). Применяются отсталые стандарты проектирования и строительства, препятствующие внедрению новых технологий и строительству современных производств, что удлиняет срок строительства наших заводов до 5–6 лет против 1–2 лет для аналогичных мощностей в Китае и ЕС. Это непосредственным и самым отрицательным образом влияет на условия кредитования.

Резолюциями ранее прошедших форумов в 2011 и 2012 году предложено на федеральном уровне принять европейские стандарты в области проектирования предприятий нефтегазохимии, как это было ранее сделано в России по отношению к фармпроизводствам и фармпрепаратам. Но до сих пор эта задача не решена.

Глубокая переработка

Много лет на всех промышленных форумах и совещаниях говорится о необходимости перехода к экономике инновационного типа, о том, что, экспортируя нефть и газ, Россия повышает за счет своего сырья эффективность экономики стран-покупателей. Потом сырье возвращается в виде материалов и готовой продукции: только пластмасс и изделий из них в Россию ввозится по состоянию на конец 2012 года на 5–6 миллиардов долларов, а всего химической продукции импортируется на 48 миллиардов долларов.

Все, кто причастен к экономике страны, выступают за глубокую переработку сырья, так почему же импорт готовой продукции растет, а вклад глубокой переработки в экономику уменьшается? Эксперты считают, что панацеей

от всего является комплексный подход. Попытка применить такой подход к развитию нефтегазохимии была предпринята в плане развития отрасли до 2030 года. Новому руководству Минэнерго России он «достался по наследству». Но, по оценкам многих специалистов, этот план уже сегодня требует значительных корректировок.

Инновационно-депрессивная модель

«План развития нефтегазохимии в России до 2030 года» декларирует переход к новой парадигме — инновационной модели развития. Однако при этом ставится задача достичь среднеевропейских норм потребления нефтехимикатов уровня 2010 года только к концу 2030 года. Не надо стесняться. Наличие в России полноценной сырьевой базы и промышленной инфраструктуры обязывают ставить более амбициозные цели, а именно — создание нефтегазохимических центров мирового уровня.

«План–2030» предполагает рост показателей отрасли, равный прогнозным показателям роста экономики в целом. Но мировая нефтегазохимия всегда демонстрировала опережающие темпы развития по сравнению с ростом ВВП, следует соблюдать этот принцип и в российской стратегии.

В «Плане–2030» последовательно прослеживается установка на экспорт сырья (фракции С2+) и на выпуск крупнотоннажных нефтехимикатов низких переделов. С такими целями Россия будет сохранять сырьевую ориентацию еще длительное время. Необходимо выстраивать продуктовые линейки, цепочки наращивания добавленной стоимости с учетом максимизации дисконтированного результата.

В утвержденном плане отсутствует вариантность (минимальный, максимальный прогнозы), альтернативность проектов и их распределение во времени с учетом инвестиционных и других ограничений. Десять лет разрабатываются сланцы. Европа покрыта ветряками. Бразилия ездит на этаноле. Что мы будем делать, если нефть упадет в цене в три раза, как это случилось с природным газом в период с 2010 по 2012 год? Можно не желать такого развития событий, но при планировании на 20 лет необходимо рассматривать полярные сценарии.

В региональных планах, да и в стратегии развития Приволжского федерального округа до 2020 года, которая в текущем году будет доработана, планируется предусмотреть три сценария: когда есть газ, когда его не дали, и когда углеводороды вообще потеряли приоритет как базовое сырье на мировом рынке.

Сейчас планом Минэнерго предписывается создание шести самостоятельных нефтехимических кластеров. При этом каждый из кластеров будет располагать сырьевой базой, формируемой из местных источников, в основном за счет нафты. Но мало того, что это сырье для нефтехимии оказывается золотым с учетом новых технологий, авторы плана не учли, что пик добычи нефти в старейшем нефтегазодобывающем регионе, Поволжье, давно прошел из-за снижения дебета месторождений. Вот цифры, которые называют эксперты: объем переработки собственной нефти в Башкирии составляет 15 миллионов тонн в год (с дальнейшим его сокращением до 10 миллионов тонн) при заложенной мощности — 50 миллионов тонн в год.

Сегодня потребности НПЗ Башкортостана в суммарном углеводородном сырье покрываются из местных источников менее чем на 30%. При этом доля тяжелой, высокосернистой нефти будет неуклонно возрастать, и постоянно предлагаемые «свободные» ресурсы нафты непосредственным образом влиять на экономику этих процессов. В структуре углеводородного сырья роль богатого этаном газа неизбежно должна быть усилена.

Для нефтехимии округа характерна узловая форма организации производства с высоким уровнем концентрации и специализации. Основной проблемой развития предприятий, входящих в единые технологические цепочки, является то, что в процессе приватизации они оказались у разных собственников и в большинстве случаев представляют собой двустороннюю монополию, где монопольное положение может занимать как поставщик сырья, так и его потребитель. Но все мы понимаем, что невозможно каждому дать именно ту «игрушку», о которой он мечтает. Все экономические решения должны прорабатываться специалистами и закрепляться за столом переговоров.

Первоочередные задачи

Сегодня совместными усилиями необходимо обеспечить реализацию семи основных приоритетов в развитии отрасли: 

  • модернизация действующих и создание новых мощностей по производству востребованной рынком продукции нефтегазохимического комплекса;
  • стабильное обеспечение предприятий комплекса углеводородным сырьем;
  • диверсификация сырьевой базы нефтеперерабатывающей и химической промышленности за счет освоения технологий переработки нетрадиционных запасов нефти и газы, биомассы, развития вторичной переработки полимерных материалов;
  • развитие инфраструктуры для обеспечения предприятий комплекса сырьевыми ресурсами и транспортировки готовой продукции потребителям;
  • развитие инфраструктуры предприятий малых и средних форм с целью формирования секторов глубокой переработки углеводородных ресурсов;
  • развитие межрегиональной кооперации для решения комплексных проблем, характерных для большинства предприятий Волжского нефтегазохимического кластера (в том числе, связанных с развитием инфраструктуры, научного потенциала, обеспечением трудовыми ресурсами).

Обозначенные приоритетные направления создадут необходимые условия для поступательного динамичного развития нефтегазохимического комплекса Приволжского федерального округа, одного из ведущих в стране, и сформируют основу для дальнейшего поступательного развития нефтегазохимии высоких переделов в Российской Федерации в целом.

Нефтегазохимию Поволжья будем развивать на основе мирового опыта | ЛКМ Портал

Ошибка

На сайте произошла непредвиденная ошибка. Пожалуйста, повторите попытку позже.